«Там полный трэш»

1 октября 2018 года около дома № 20 по Измайловскому проспекту появились цветы. Их положили на коврике для ног, который раньше лежал у входа в антикафе «Типичный Питер». Несколько гвоздик кто-то оставил в арке, ведущей во двор — туда выходили два черных хода из кафе. Сейчас на месте одного из них обрыв и воронка, словно от разорвавшейся бомбы. За ночь она снова наполнилась водой. Часть жилого дома над ямой как будто откушена гигантским китом. Видео: Анастасия Гавриэлова Знакомый корреспондента СМИ оказавшийся в то утро рядом с местом трагедии сказал: «Там полный трэш». К новостям о том, что в начале отопительного сезона в Санкт-Петербурге рвутся трубы, все уже давно привыкли. Особенно плохи коммуникации в центральной части города, где находятся кварталы дореволюционной застройки. Городские власти, управляющие всей системой ЖКХ (в Санкт-Петербурге и Москве работает принцип «единства городского хозяйства», а муниципальный уровень власти при полном отсутствии полномочий исполняет декоративные функции, поэтому за все, что происходит в городе, отвечает Смольный прим. ред.) явно плохо справляются с обслуживанием коммуникаций северного мегаполиса, подперли аварийный дом небольшими балками. Фото: Анастасия Гавриэлова Учитывая, что концы трёх тонких балок уходят под воду и непонятно во что упираются, конструкция вызывает лишь чувство безысходности и тоски. 30 сентября и 1 октября на стенах дома появились маячки с датами, когда их установили. Жителям не заявили, безопасно ли им оставаться в квартирах, говорят лишь о том, что дом обследуют — больше ничего. В ночь на 29 сентября в подвале дома произошла трагедия — в антикафе отмечали день рождения молодые люди: Максим Ш., Андрей Н. и Анастасия Ш. С ними в кафе находился администратор и ведущий Роман Сафронов. Ребята арендовали в кафе комнату с караоке — она находилась как раз рядом с выходом во двор. Пели песни, играли в настольные игры — в сторис Инстаграм сохранились видеозаписи с той вечеринки. В эту ночь в городе включили отопление. Тепломагистраль проходит как раз перед черным ходом в кафе. Ее положили в 1992 году. Срок эксплуатации этой трубы вышел год назад. Ребята не заметили, что трубу на ул. прорвало, не заметили, как вода залила весь двор. В тот момент, когда горячая вода начала затапливать подвал, Настя и Роман находились ближе к главному входу и успели выскочить, а Максим и Андрей — ближе к черному ходу. Под большим напором вода выбила стеклянную дверь, которая отделяла их комнатку, и весь накопившийся во дворе кипяток хлынул внутрь. Все произошло очень быстро. Роман, по словам владельца антикафе Руслана Мамонова потом сделал несколько попыток пройти в кафе, чтобы найти ребят, но лишь обварил ноги в кипятке. Дыры в асфальте Михаил и Наталья Колесовы живут во флигеле дома № 20. Их сын установил видеокамеру в окно, чтобы следить по ночам за автомобилями семьи. Все произошедшее попало на запись. «Камера во двор снимает, — рассказывает Наталья. — Видно, что разливается вода, постепенно. Слегка можно заметить, как „Мицубиши“ крутилась на воде, плавая — и как Форд утонул. Камера снимает через москитную сетку, видно плохо». Фото: Анастасия Гавриэлова За сутки до трагедии Наталья Колесова случайно услышала ночной разговор во дворе работников аварийной бригады: «Ночью накануне я поняла так, что арендатор вызывал „Теплосеть“ или „Аварийную службу“, я услышала грохот — они открывали крюками колодцы, осматривали. Это было уже после 12 ночи. И я с лестницы, куда вышла покурить, прекрасно слышала разговор о том, чтобы устранить что-то там, снять и положить новый асфальт. И они диктовали смету — 65 тысяч руб.. Я еще подумала — загадочно все это. А ровно через сутки случилась трагедия». Михаил выходит из своего подъезда и показывает на место, где стояла его машина — прямо на краю обрыва. Он уехал на работу раньше, чем случилась трагедия. Если бы не работа — его машина была бы третьей утонувшей. Позже, когда вернулся с работы, сфотографировал образовавшуюся от промыва яму — на снимке видно, что в месте прорыва отсутствует 5-6 метровый участок трубы. Фото: Анастасия Гавриэлова «Вот здесь около люка, на котором повис Форд нашего соседа, — Михаил показывает на окна второго этажа, где живет владелец пострадавшего автомобиля. — Один раз уже проваливалась машина. Это было года два назад. Яму потом подремонтировали, подсыпали песка, закатали асфальт. И там была дыра (показывает на место, метрах в 25 от места трагедии со следами свежего асфальта). Весной „законопатили“, асфальтом прикрыли, закатали». Михаил ведет к своему подъезду внутри двора. Перед входом еще одна дыра в асфальте шириной около полуметра. Его жене Наталье кажется, что после происшествия, она увеличилась в размерах. Видео: Анастасия Гавриэлова «Я говорю уже давно Мише, принеси веревку, чтобы дома была. Если у нас тут тоже обвалится асфальт, как нам выбираться? Единственный выход — через чердак, если только, на соседний дом придется прыгать, а потом?». — Наталье явно не до шуток. «Вот этого куска трубы не было, — Михаил показывает на новую трубу, которую работники „Теплосети“ установили после происшествия, и пытается реконструировать события той ночи. — Видимо, ночью трубу прорвало, и вода под напором стала бить вниз — в землю. Стал вымываться грунт. Куда? Возможно какая-то канава подземная. Результат — образовалась пустота под асфальтом — явно не первый год этот тоннель намывался. А потом вода прорвалась в кафе, и асфальт с машинами провалился, — Михаил показывает на кафе. — От такой волны не спрятаться не убежать». «Может и рухнет» Через три дня после трагедии двор выглядит как после войны — ямы, остатки труб, старого колодца, на котором повисла одна из пострадавших машин. На внутренней стене дома, под которым находится антикафе — установили маячки — я начитала семь. По словам жителей дома, внутри в квартирах появились новые трещины. «Тут всякие эксперты ходили, кого только не было, — говорит квартиросъемщица в одной из коммуналок на третьем этаже дома — ее окна выходят во двор. — Нам эксперты говорят: будем признавать дом аварийным. Я спрашивают — а как долго? Они: Не знаем. Я спрашиваю: так пока мы ждем документов, может и дом рухнет? Они: «Может и рухнет». «Сегодня налепили вот эти надписи из гипса — маячки. Будут следить за процессом, — Наталья показывает на маячки с датами. — Еще обстучали штукатурку по фасаду». По ее словам в план на капремонт дом поставили еще 30 лет назад (она живет здесь с 1973 года — прим. ред.) — тогда дом тоже обследовали, обстукивали. Говорили: в плане, в плане — и перестали к нам ходить. Фасад, который «обстучали» при обследовании местами так и остался со следами сбитой штукатурки. Сосед Колесовых с первого этажа устал ждать ремонта — сам покрасил стену бежевой краской. Сейчас все жильцы находятся в состоянии ожидания: батареи еле теплые, горячую воду то включают, то выключают, газа нет, — его отключили в день трагедии, потому что газовая труба проходит как раз по стене, около которой произошло обрушение. «Пока доедаем остатки того, что уже было приготовлено, — семья Колесовых старается мыслить позитивно. Больше всего их беспокоит, что двор до сих пор не обследовали — ведь пустоты под асфальтом могли остаться и в других местах. Дыры — как предпосылки. «Состояние дома ужасное — кирпич сыпется, мы постоянно боимся, что провалимся к соседям снизу. Это нормально — думать о таком и платить квартплату?», — вопрос повисает в воздухе. После ЧП в доме, к Колесовым никто не приходил, вопросов не задавали, гарантий, что с домом ничего страшного не случится — не давали. Наталья оставила очередную заявку на дырку в асфальте перед их подъездом, но ее по-прежнему никто не обследует. Кафе «Дубок» Пока мы беседуем с жителями, в подвале, где находилось кафе, идут какие-то работы. По словам владельца кафе Руслана Мамонова, эксперты приступили к обследованию помещения, чтобы выяснить, что именно произошло и при каких обстоятельствах погибли люди. По его словам, кафе не подлежит восстановлению — потоками воды внутрь намыло огромное количество грунта. Подвал дома № 20 по Измайловскому проспекту по воспоминаниям Натальи всегда был в аренде. В 70-х здесь находился известный в Санкт-Петербурге пивбар «Дубок»: «Как и магазин «Стрела», пивбар «Дубок» — это бренды Питера», — говорит она. Потом были другие арендаторы — магазины, кафе, кальянные, пивнухи. «До «Типичного Питера» был другой арендатор, у него было кафе «Юрский парк» — подтопления подвала были постоянными, и он сам следил за состоянием колодцев, сетей около подвала, постоянно за свой счет ремонтировал», — вспоминают Колесовы. К владельцу кафе «Типичный Питер» нареканий у жителей дома тоже не было: «Молодежь там играла в какие-то настольные игры, пели песни». Жители считают, что вина за произошедшее, может лежать только на коммунальных службах, которые, зная о постоянных протечках и провалах асфальта во дворе дома, не обследовали трубы заранее. Напомним, по информации «Теплосети», гидравлические испытания участка тепломагистрали проводились в конце августа и прошли без замечаний. После трагедии выяснилось, что прорвало трубу 1992 года — срок ее эксплуатации истек в прошлом году. Причиной аварии назвали технологическое нарушение на тепловой сети. Владельцам пострадавших автомобилей в «Теплосети» обещали возместить ущерб через страховую компанию. Родственникам погибших — выплатить компенсации. Владельцу кафе официально не обещали возместить ничего, а вместо этого допросили.
02. 10. 2018 - 14:24

Просмотров: 13

Поделись с друзьями:
Скачайте наше приложение Приложение 78news доступен в Гугл Плей

Заторы на дорогах СПБ

Пробки на Яндекс.Картах
Яндекс.Метрика