Петербургское дитя суннита и шиита

Петербургское дитя суннита и шиита

Надин — с Ближнего Востока, Фади — из Африки. У нее родители — шииты, а у Фади — сунниты. А сами молодые люди — студенты-медики, участся в Санкт-Петербурге. Она мечтает быть стоматологом, он — хирургом, познакомились Надин и Фади еще на подготовительном отделении — иностранные студенты год учат русский и историю России.Надин знает арабский, французский, английский, читает и понимает итальянский. Говорит, что русский — трудный язык. Семья Надин — большая. У нее есть сестра-близнец. Они старшие дети, еще есть младшая сестра и два брата. Родители хотят дать детям хорошее образование, особенно девочкам — потому что только образование и профессия обеспечит дочерям возможность быть самостоятельными. Надин изучала химию и телекоммуникации, но мечтала о профессии врача. И теперь ей очень важно доучиться.Когда Надин и Фади узнали, что у них будет ребенок, девушка решила сделать аборт. И сделала под общим наркозом. Но все равно было плохо, тошнило, цикл не восстановился. Пришла к врачу, а беременность есть. И сроки все вышли. Доктор говорила, что, возможно, была двойня, а теперь вот остался один ребенок.Можно строить какие угодно версии, но результат посапывает, сосет грудь, улыбается и громко кричит, если мокрая. Но если вернуться к истории рождения Леи, то молодые люди, обсудив ситуацию, решили от ребенка отказаться. Сразу. В роддоме. Надин сразу же, как только ей сказали, что родилась девочка — здоровая, крепкая — сказала, что будет писать отказ.«Врачи просто закричали на меня, стали стыдить — ты, будущий доктор и говоришь такое, отказаться от своей дочки? С ума сошла!» — вспоминает мать. Из роддома позвонили в благотворительный фонд «Родительский мост», чтобы она с младенцем смогла после выписки переехать в «Дом Надежды» — двухэтажный коттедж на окраине Павловска, убежище для женщин и младенцев, попавших в трудную ситуацию, который был открыт год назад. Надин вспоминает, как было страшно и одиноко после родов, какой она испытала стресс — одна с ребенком в чужой стране, Фади не приходил три дня. За эти три дня она думала, что сойдет с ума.Надин не могла вернуться в общежитие, потому что они не женаты официально, комнату семейную не дают.Признаться родителям было невозможно — она знала, что чернокожего суннита в ее семью не примут. У Фади ситуация не лучше — родители вряд ли обрадуются родственникам-шиитам.Но жизнь продолжается, молодые родители постепенно со своей ролью освоились. Фади перешел на третий курс, Надин взяла академку. «Родительский мост» помог всем необходимым для малышки, а еще помог поехать в Москву — Надин и Фади должны были взять справки в посольствах своих стран, что ранее не состояли в браке — чтобы пожениться, тогда будет комната в семейном общежитии.Что дальше? Малышка грудная, но осенью молодой отец должен с дочкой съездить на родину для оформления гражданства. Как сложится их жизнь? Надин говорит, что после учебы они хотели бы уехать во Францию — оба хорошо говорят по-французски — там жить и работать.«Родительский мост» будет помогать семье и после того, как Надин и Фади, зарегистрировав отношения, переедут в общежитие. Поможет с няней, например, ведь маме Леи надо учиться. Если бы еще две семьи на разных континентах смогли бы принять и ее, и его, и их общего ребенка, то тогда можно было бы выдохнуть и сказать, что вот наконец-то жизнь налаживается. И нет религиозных преград и расовых предрассудков, нет ничего, кроме отношений двух людей, их ребенка.
19. 07. 2019 - 20:40

Просмотров: 42

Поделиться:
Скачайте наше приложение Скачайте наше приложение с Гугл Плей

Заторы на дорогах СПБ

Пробки на Яндекс.Картах
Яндекс.Метрика