Главный режиссер БТК: для нас арест директора стал шоком

Следователи утверждают, что Калинин получил откат от руководителя компании «Петербургское созвездие» Ольги Силаевой в размере 1,2 млн руб.. Ольга Силаева отправлена под домашний арест. Театральное сообщество просит изменить на домашний арест и меру пресечения для Александра Калинина, недавно перенесшего инфаркт. Как заявили в пресс-службе БТК, уже поступили десятки ходатайств, в том числе от Петербургского и Московского отделений Союза театральных деятелей, Союза директоров петербургских театров, «Петербургского театрального журнала», БДТ им. Товстоногова, Театра Ленсовета, московского театра «Тень», директор которого Майя выступила единственным свидетелем на суде, избравшем меру пресечения Калинину: — По воле случая я оказалась единственным свидетелем на заседании суда по мере пресечения Александру Калинину. Не потому, что мы дружим или как-то особо близки. Мы виделись два-три раза от силы, когда выступали на фестивале в БТК. Просто я прочитала на странице Натальи Сергиевской, что нужны ходатайства по смягчению меры пресечения, и пришла в суд, поскольку оказалась как раз здесь, в Питере, на фестивале «Арлекин». Судья объявила заседание закрытым, сотрудников театра и родственников не пустили. Меня вызвали на пять минут. Я рассказала им то, что думаю. Что считаю заключение под стражу необоснованной мерой для экономического преступления, если оно и было. И это уже было многократно доказано на заседаниях по театральному делу в Москве. Даже политический лидер об этом говорил. Что, Калинин представляет угрозу для общества? Полстраны разворовал? Меня спросили, не считаю ли я, что обвиняемый может скрыться или оказывать давление на следствие, находясь под домашним арестом. Конечно, я ответила: «Нет». Потом меня попросили покинуть зал и больше я ничего не слышала. В нашей судебной системе просто отсутствует практика и механизмы оправдательных решений. Судье проще посадить человека в СИЗО «как бы чего не вышло», а отпустить под домашний арест — значит, взять ответственность на себя, а зачем ей это нужно? Руслан Кудашов, главный режиссер БТК: -Нужно постараться сделать все, чтобы была изменена мера пресечения Александру Аркадьевичу. И в этом могут поучаствовать многие, поэтому надо не забывать об этом деле, не переставать. Потому что человеку очень сейчас плохо, он в общей камере под очень мощным психологическим давлением следователей. Человек с больным сердцем на самом деле. Если ему вовремя не принимать лекарства, то мы вообще можем его потерять до начала любого суда. Человек попал в совершенно жуткую нечеловеческую историю. Я понимаю что те люди, которые им занимаются — им совершенно наплевать — будет этот человек дальше жив или нет. И это очень страшно. Я очень беспокоюсь за жизнь Александра Аркадьевича. Для всех нас стала шоком эта история, никто не готов был к этому. Мы в театре пытаемся сохранять спокойствие. У меня состоялась встреча с коллективом — все собраны, нет никаких истерик, но ощущение ожидания чего-то нехорошего есть, что начнут трясти весь театр. Мария Орлова, директор по связям с общественностью Издательского дома «Самокат»: — От происходящего я испытываю страшное раздражение, злость, мне тяжело это воспринимать это рационально. Мера пресечения для Александра Аркадьевича сама по себе ужасна. БТК для меня был самый открытый, готовый к смелым проектам, самый приветливый к новой детской литературе театр — потому что директор хотел, чтобы театр работал и выпускал спектакли, принимал фестивали и жил живой жизнью! Идея режиссерской Лаборатории в детском театре, осуществленная в БТК, оказалась невероятно плодотворной, свежей, придавшей колоссальный импульс столь многому — всего через год после первой Лаборатории БТК смог провести фестиваль «Маленький сложный человек и привезти на него 16 спектаклей. БТК — это театр, который доказал, что театр кукол — интереснейший театр, что это не только «с Петрушкой». БТК создавал и создает настоящее культурное пространство. Елена Вольгуст, театральный крик, журналист: — Я уверена, что мера пресечения Александру Аркадьевичу Калинину должна быть, конечно, изменена: он не должен сидеть в тюрьме, а дома дожидаться того вердикта, который вынесет после разбирательства суд. Александр Аркадьевич Калинин — не душегуб, не убийца, не тронул никого пальцем. И даже если есть какая-то степень его вины, то это абсолютно не кореллируется с тюремной камерой. Ни для кого не секрет, что сегодня БТК имеет успех и в городе, и в России — там проводится огромное количество современных и художественно состоятельных фестивалей. Конечно, в этом заслуга талантливейшего Руслана Кудашова — главного режиссера театра, но ничего не было бы без организаторской воли, а воля эта — директор Александр Калинин. И еще могу сказать, что Сашу я знаю много лет, я когда-то работала в БТК, он в ту пору был администратором, а потом заместителем директора, и впечатления у меня об Александре Калинине всегда были самые добрые и хорошие. Наталия Сергеевская, директор по развитию БТК написала на своей странице в Фейсбуке: — Александр Аркадьевич крепок духом, хоть физически состояние не очень хорошее — у него уже начинаются проблемы с сердцем, просил помощи кардиолога — не дают. В камере они вдвоем. Ссадин, следов от побоев — ничего такого нет. По-прежнему нужны ходатайства (до воскресенья!) Суд, оказывается, будет только через месяц (по закону — до 45 суток с момента подачи апелляции), так что быть ему там еще долго… Просил всем передать сохранять спокойствие и что он намерен продолжать бороться.
23. 04. 2019 - 11:37

Просмотров: 1

Поделиться:
Скачайте наше приложение Скачайте наше приложение с Гугл Плей

Заторы на дорогах СПБ

Пробки на Яндекс.Картах
Яндекс.Метрика